Аманда Гриннингсон
Трудно быть скромным, будучи таким великим, как я.
Прочитала, как Terrain съездила в Австрию. Это офигенно! Во-первых, сама Австрия, а во-вторых то, как человек пишет. А ещё в отдельном посте она выложила ба-альшую кучу фоток.

22.05.2011 в 17:36
Пишет Terrain:

Австрия.
Решила я как-то вечером сьездить в Австрию. Давно хотелось чего-нибудь культурного. Нашла фирму, рано утром, сразу после Евровидения, собралась и поехала.

День 1.
Место было на самом что ни на есть заднем ряду - на "галёрке", рядом с тёткой-парикхмахершей из Пярну. Тётке было жарко, холодно и неудобно, а я спала, читала Тони Хоукса и мне было зашибись.
На ночь остановились в Польше, в гостинице "Збышек", что отчётливо напомнило мне о крестоносцах Сенкевича. На улице было пасмурно, темно и шёл проливной дождь. Мы взяли зонтики и отправились смотреть единственную достопримечательность деревни: танк со времён Второй мировой. Танк гордо стоял на горке и пафосно мок под дождём. Тропинок к нему проложено не было, поэтому я промочила штаны по колено, пока до него добиралась. С танкового дула так величественно капало. что впечатление не испортили даже пакет из-под чипсов, валявшийся рядом и неприличное польское слово, написанное на самом танке. Отсюда я сделала вывод, что чем танк мокрее, а вокруг пасмурнее, тем он круче.

День 2.
Вспомнила за что я ненавижу Польшу. Поляки, не обижайтесь, но ваши дороги - это нескончаемый вечноремонтируемый пиздец с многокилометровыми пробками и светофорами посреди чистого поля. Хуже дорог в Польше может быть только еда в польском лидо, которую я, слава богу не ела. Мне хватило и запаха, а вот доброй половине автобуса потом было плохо.
Остановились мы в маленьком городе, в двадцати километрах от Вены, где главной достопримечательностью был наш отель, а главной достопримечательностью отеля - его хозяин: маленький, кругленький марроканец, выполнявший за одно функции повара, горничной, портье, уборщика и многого другого. Короче, кроме него обслуживающего персонала в отеле не было.
Завтраки нам полагались бесплатные, а вот за ужин надо было платить, кто хотел есть. В порцию входили на выбор: либо рыба либо мясо, картошка - сколько хочешь, салаты - такое же количество, чай, минералка и вино. Стоило это удовольствие девять евро. Мне девяти евро было жалко, поэтому я подошла к хозяину и спросила сколько будет стоить всё то же самое, но без мяса или рыбы. Хозяин посмотрел на меня и запросил одно евро. А после ужина, увидев, сколько я сьела и выпила, махнул на меня рукой и сказал: "Приходи так. Ты мне понравилась, бесплатно кормить буду."

День 3.
Ориентироваться в центре Вены довольно просто. Вокруг старого города идёт Рингштрассе, а в центре - собор святого Стефана, который трудно не заметить. Пока мы бродили за экскурсоводом, я обратила внимание, что в Вене очень много китайцев-японцев. Причём не туристов, а коренных жителей. Нужно теперь вести статистику: в Хельсинки много негров, в Стокгольме - индусов, в Париже - арабов, в Берлине - турок, а в Вене - японцев. Вот она - великая миграция народов.
Потом мы отправились в Шёнбрунн, куда я в наглую пролезла подешевле, кося под студентку. В дельнейшем, мне это удавалось без проблем, даже при отсутствие студенческого. В основном, это было легко, потому что австрийцы в школе учатся чудовищно долго, лет четырнадцать. Поэтому лицо до двадцати шести лет там официально считается ребёнком, и его родителям выплачивают пособие.
Во дворце я честно старалась держаться вместе со всеми, но все застряли на лестнице, слушая обьяснения аудиогида о том, как вести себя во дворце: не чихать на зеркала и не лепить жвачки к трону. Мне слушать это было скучно, да ещё набежала толпа китайцев, которые тоже застряли на лестнице. Ходить по Шёнбрунну в толпе китайцев мне не хотелось, поэтому я ушла вперёд и потеряла своих. Потом, после экскурсии, я их периодически находила, но нам всегда оказывалось не по пути.
Зато погулять вечером по Вене мне удалось с народом. После шести музеи были закрыты, и мы отправились в кафе, с целью выпить венского кофе и сьесть захер. Почему-то захера не оказалось ни на витрине, ни в меню. Мои тётки сильно расстроились и заказали салатики и меланж. Я салатиков не хотела, поэтому просто спросила у официантки, есть ли у них захер. Оказалось, что есть, просто на витрине закончился, а в меню мы его не заметили. Несмотря на обилие шоколада и персиковую прослойку, захер оказался совсем не сладким, а вот фиакер - кофе с вишнёвым ликёром, взбитыми сливками и сахарной пудрой - крепковатым: ликёра туда налили от души. Я развеселилась, и мы отправились к венской опере. Каждый день, в семь часов вечера там дают преставление. Билеты есть дешёвые, есть дорогие, а есть бесплатные. Дело в том, что на стене здания, сбоку висит огромный экран, куда выводится прямой эфир оперы. На улице стоят скамеечки, но кто-то приходит со своими стульями, а кто-то сидит прямо на тёплом асфальте. Опера называлась "Манон", там было что-то про войну, поезда и расставания, но по-немецки я не понимала, поэтому происходящее немного не вкурила.
Вечером в гостинице мы напились и танцевали на кухне дикие танцы, чем привели хозяина в такой восторг, что он принялся плясать вместе с нами.

День 4.
По дороге в Зальцбург мы остановились в придорожной кофейне. Вокруг расстилались поля и стрекотали кузнечики. "Если закажете себе большой меланж, то вам кружку в подарок дадут," - сообщила нам гид - Саша. Лишних денег я тратить не собиралась, да и тот меланж, заказанный друзьями накануне меня разочаровал: обычный кофе с пенкой. Но, пошатавшись по залу от нечего делать, я переменила своё решение. Кофе было действительно большим, с пенкой и взбитыми сливками, присыпанными шоколадом. Такого вкусного кофе я нигде ещё не пила. И он был на евро дешевле, чем маленький в городе.
А потом мы внезапно приехали в Альпы. В маленькую деревушку под названием Сент-Вольфганг. Кроме офигитительного вида на горы, деревня знаменита ещё и церковью, где внутри висит полотно с изображением чёрта. Вернее, какой-то очередной эпической битвы с ним, когда добро в который раз победило. В деревне я опять попыталась держаться со всеми, но всех интересовали сувениры и еда, а я отправилась гулять по узеньким улочкам и глазеть по сторонам. Я повстречала семейную утиную пару с выводком деловитых пушистых утят и несколько человек (в том числе и детей), одетых в национальные тирольские наряды. Причём на окраине, не в центре, вдали от туристических троп. Мужчина сидел на скамейке, надвинув на глаза козырёк шляпы с пером и улыбался мне, а девочка плескалась водой в утят и радостно смеялась. Потом я устала, сняла кроссовки, села на камень и опустила ноги в ледяную кристально чистую воду. Как нам говорили - вода в этом озере настолько прозрачна, что можно увидеть в глубину на три метра. Этому я охотно поверила. Так я сидела, болтала ногами в альпийском озере и размышляла о смысле жизни. Смысл мне не открылся, зато я решила, что жить - это офигенно круто.
Зальцбург показался красивым, жарким, слегка пыльным и одноразовым. Кроме дома, где родился Моцарт, улиц, по которым он ходил, кафе, в которых он кутил и фонтанов, в которых он купался, там имелся ещё и монастырь с самой старой забегаловкой в Европе (отрыто с 803 года) и неприступная крепость Хонен-Зальцбург, которую не смог взять даже Наполеон.
В Зальцбурге я опять честно попыталась держаться вместе со всеми, но всех интересовал шницель за пятнадцать евро, а меня - крепость, вход в которую стоил не намного дешевле. Внутри крепости продавали мороженое, гораздо более доступное по цене, чем внизу. Я купила себе три шарика, свесила ноги со стены и целый час медитировала на Альпы. Стена была тёплой, мороженое - божественно вкусным, а ветер пах цветами. На какое-то время мне показалось, что вот-вот откроется дзен, а потом я поняла, что дзен открытся не может - я уже в нём.

День 5.
С самого утра я твёрдо решила "побыть в обществе" и договорилась со своими тётками, что я точно буду с ними ходить и никуда не пропаду. Мы наметили маршрут и отправились в Вену. Первым пунктом программы был музей Сисси. Но сам музей находился на втором этаже резиденции Хофбург, а на первом располагался музей серебра, так же входивший в стоимость билета. Смотреть на "высокопоставленные" тарелки и ночные горшки у меня не было желания, да и времени в обрез - хотелось успеть больше. Поэтому общество, застрявшее среди чашек и бокалов, потеряло меня минут через пять. Судьба принцессы Сисси, а так же её платья и украшения, меня впечатлили, но я так и не поняла, за что народ её так любил. Да она была красива, да у них с Францем Иосифом была любовь (здесь я обзавидовалась по полной), и можно сказать, именно она присоеденила Венгрию к Австрийской империи. Но счастья не было. Дети все умерли раньше родителей, сама Сисси вечно моталась по свету и про неё в конце-концов почти забыли, а Франц Иосиф под староcть лет впал в маразм и просрал всю заработанную репутацию. Вот говорят: не деньги важны для счастья, а любовь. Тут было и то и другое, а счастья не было. Почему?
После музея я побежала к собору Стефана, желая забраться наверх и поглазеть оттуда на Вену. Нам говорили, что существуют два пути наверх: на лифте и пешком. Лифта я не нашла, а поскольку мне было, в общем-то пофиг, пошла пешком с небольшой группой русских девушек и с огромной толпой китайских туристов. Лестница была сильно закрученной, бесконечной и такой узкой, что два человека расходились там с трудом. И это было единственное место, про которое я могу сказать: "Оно того не стоило." Я привыкла, что смотровая площадка - как на Исаакиевском соборе или на Карловом мосту: деревянные дорожки под куполом небa, и чтобы ветер бил в лицо. А здесь были только маленькие окошки-бойницы, забранные решёткой. Больше одного человека там не помещалось, поэтому к каждому окошку выстраивались очереди, а учитывая количество вездесущих китайцев - километровые.
Спустившись со Стефана, а отправилась в музей естествознания, и по дороге успела заблудиться. Тоже позитивный опыт.
Музей естествознания был больше для школьников: там рассказывалось про образование земли, горных пород, развитие человека и прочая лабуда. Но мне очень понравилось. Там огромная коллекция комней и различных минералов, а аметисты до сих пор растут в куске горной породы. Там можно самому "взорвать" вулкан и посмотреть, как облако пепла опоясывает земной шар. Там есть инфракрасная камера, которая выводит на экран волны, излучаемые человеком, как в "Хищнике". Там есть чучело мамонта и скелеты динозавров. У одного из них одна только нога была под три метра. Впрочем, кроме ноги от динозавра ничего не осталось. Там есть комнаты, построенные под пещеры: темно и прохладно, можно посмотреть на рыб и червей, живущих в кромешной тьме, а так же самому вырастить сталагмит. И знаменитая первобытная Венера, фотографии которой есть в каждом учебнике по истории. Единственным минусом для меня было отсутствие пояснений на английском под некоторыми экспонатами. Например под стеклом лежит семейство скелетов. Почему лежит, зачем, кто это вообще любезно обьясняется на немецком и только. Но таких экспонатов было мало.
После обеда нас забрали из Вены и повезли в Хинтербрюль. По дороге я выяснила, что общество, которое меня давно потеряло, успело осмотреть только музей Сисси. Лифт на Стефана они не нашли и с горя пошли есть суп.
В Хинтербрюле находятся шахты по добыче глины. Там всегда девять градусов тепла, снимались сцены из фильма "Железная маска" с Ди Каприо, а ещё там есть самое большое подземное озеро в Европе. Создалось оно случайно, когда кто-то из рабочих что-то неаккуратно подорвал. Результат вышел красивый: абсолютно ровная, ка зеркало вода и многочисленные тоннели. Мы плыли по озеру в лодке, которая двигалась так тихо, что мы даже не замечали, что плывём. Иногда казалось, что озеро бездонное, или проваливается впереди бесшумным водопадом. Всё зависело от стен и от того, как они отражались в воде.
А вечером мы приехали в Баден и после прогулки по городу, отправились в сероводородные купальни.
Вечером хозяин отеля устроил нам прощальный ужин и бесплатный струдель. В меня он умудрился запихнуть целых три куска и очень радовался по этому поводу.

Дни последние. Дорога домой.
Утром нас ждало два неприятных сюрприза: засорился туалет в автобусе, и его закрыли, чтобы не вонял; и сломался кондиционер. Учитывая то обстоятельство, что в Австрии наступило жаркое нормальное лето, на задних сидениях автобуса можно было открывать сауну.
Я опять вспомнила, что ненавижу Польшу, но тут началась гроза и стало полегче. Мы опять остановились в польском придорожном лидо, народ пошёл тратить деньги, а я села под крышу, открыла книжку про жизнь в Швеции, грызла яблоко и смотрела на молнии.
По дороге мы смотрели разные тематические фильмы: три части "Принцессы Сисси", "Амадей", "Звуки музыки" и про Ирену Сендлер. Под конец переключились на Интернов, а потом как-то совершенно незаметно приехали домой.

URL записи